Фрукты памяти

Игровая площадка/Масштаб:

Фрукты памяти.

(рассказ на конкурс Великий кристалл)

Глава 1. 2359 год. Дом, новый дом.

Я выспаться не смог за 200 лет. Как страшно отлежал свою я спину. Я голый, страшно голова болит. Хочу поспать. Но надо мне вставать. Я плохо вижу и не очень помню, что нужно сделать. Я ведь капитан.

Ну из капсулы я наконец-то вылез и эти трубки гадкие достал. А эти трое в ней всё спят, но их будить нет смысла. Мне надо всё проверить. Откуда здесь такая грязь? Стерильный был корабль. А вижу, вон обшивка отслоилась. Так, надо кофе, хоть один глоток, иначе я не стану капитаном. Вот аппарат: «Налей-ка мне дружок!» Он пуст и треснул, как и все мои надежды.

А вот и мостик. Пульт от этой богадельни. За 200 лет полёта он заметно постарел. Проверить нужно, где мы и когда мы. Работает. Отлично за работу. Найти нужно, хотя-бы бутерброд. В НЗ лежит, в железной банке, кусок питательной чего-то. Вот достаю, кладу кусочек в рот.

Какая мерзость, ваша заливная рыба, как будто мыла я кусок жую. С такой едой я здесь три дня не проживу. Быть может, застрелиться? И к дьяволу всё это. Отставить колонист. Держи себя в руках. Ты за людей, здесь братец отвечаешь.

Так вспоминаем, меня зовут Семен. Я доброволец, а также вдохновитель и создатель Колонии-12. Я помню, кто-то там ещё мне помогал. Да что-же с памятью, как вспоминаю плохо. Точно помню исследовать решили Зета-7. Корабль этот сделали по моему проекту, помню. Тут есть оранжерея. За нею, должны же были роботы следить. Пойду я съем хотя-бы сельдерея.

И света нет нормального, вот странно. Но помню, было тут очень светло. Было красиво, чисто, хорошо. Так, а вот она, оранжерея.

Ну вот и всё. Засохло, сдохло. Тут даже запаха давно уж нет.

А где же роботы? Да вот один. Прости дружок, твой век был бесполезным.

Тебе должен был спасти людей на Зета-7. 60 тыщ жителей доверились тебе. Но ты не оправдал возложенных надежд. Ты просто сдох. Как, впрочем, сдох и твой приятель, и другой, и пятый.

Аккумуляторы похоже протекли. Я так и знал не вынесут они такое время. А обещали, что работать будут пять веков. Вернуть бы их назад теперь, да посмеяться. Но только не смешно, хочу заплакать.

Итак, давайте подведём итоги. НЗ протух, сгнила оранжерея и кофе в автомате нет. Я сдохнуть так могу и разумею, другого выхода по ходу нет. Возможно, на остатках бедного сознанья решусь посадку на планету совершить. И может быть, сие задумав, смогу состав свой личный сохранить.

Обратно к пульту, изучить экзопланету, мне нужно. Как хочу я пить. Так вот она. Выходим на орбиту. Автопилот попробуем включить.

Очень надеюсь на движки. Вроде в порядке. Питание в системе даже есть. Включаем. И тихонько покатились.

Так по расчётам на подлёт 3 года. З года? Да, 3 года и три дня. Такое мне немного не подходит, не знаю, как прожить и 3 часа.

Мне нужно в капсулу обратно и поспать. Вот так дожить смогу я до сближения с планетой. Автопилот включаем и адью! И к капсуле бежим теперь ракетой.

Обратно надо трубки вставить. Эту в вену. Вот этим нос закрыть, а эту, вроде, в рот. Здесь важно ничего не перепутать, а то вся жизнь пойдёт, наоборот.

Вот быстро в капсулах твой сон летит, моргнул и уж 3 года пролетели. Опять хочу поесть и кофе нет. Но нужно посмотреть, куда мы прилетели.

Так, взглянем на планету в Зета-7.

Хорошая, тут много кислорода. Воды полно и притяженье норм. Вот странность малая на ней со сменой года.

Планета не вращается совсем, лишь только ходит по своей орбите. Здесь год, похоже равен дню, по-нашему, примерно четырём годам. Она горит и мёрзнет, такого не бывает. 100 градусов на жаркой стороне. У дьявола в глазу, бы я сказал. И 100 мороза в тёмной шапке снега. Вот, что мне градусник здесь показал.

Я ни за что сюда бы не спустился. Вот только выбора у нас особо нету.

Глядит мне в душу сей горящий глаз. Ты думал я боюсь? Но мне не страшно. Нет, страшно. Вон рука дрожит. И топливо, почти что на исходе.

Корабль не смогу я посадить, да это нам и не поможет вроде. Я капсулы с орбиты отстрелю, а дальше, как судьба благоволит. Стрелять я буду вдоль пустыни края на воду, там поприятней, кажется мне вид. А дальше чисто лотерея, куда по ветру капсулы снесёт. Иль в тундру мерзлую, или в пустыню. Песком иль снегом колонистов занесёт.

Ну, что? Начнём бомбить?

Стоп. Подожди. Посланье нужно записать моим друзьям, хотя меня все будут ненавидеть. Я даже фильмов им с собой не дам, они лишь только мою морду будут видеть.

Послание тем, кто выживет. Моё последнее, возможно в этом свете. А если все умрут, то никому. И не напишут про меня в газете.

Так, камеру включил?

- Друзья мои! Хочу я для начала вас поздравить. Мы всё же добрались в систему Зета-7, осталось вас немного позабавить. Вот только юмор мой закончился совсем.

Горючка в баках потеряла свойства, все роботы подохли и мертвы. Растения и семена погибли, и нет на корабле совсем еды.

Но ваши капсулы ещё пока исправны, слава богу. И могут вас спустить на Крик.  Да Крик, так я назвал ваш новый дом. Его любите вы и уважайте. А если вам с него удастся вдруг сбежать, то прочих астронавтов им пугайте.

Решение я принял, непростое. Но очень нужное. Как кофе я хочу. Все капсулы решил я сбросить на планету. В надежде, что кто-нибудь сей спуск переживёт. Я верю искренне, что многие из вас, придумают, что делать дальше. Быть может, там на Крике есть еда, а если нет, то значит, не судьба.

Гружу вам данные, что я тут изучил. Вам нужно двигаться всегда за солнцем. Всегда держитесь вы нейтральной полосы. Здесь и не холодно и нет жары и, может быть, растут прекрасные цветы.

На Крике много кислорода и воды, быть может есть и жизнь какая. 100 градусов мороза, 100 градусов жары, вокруг одна пустыня злая.

Оставить вас я на Колонии-12 не могу. Здесь смерть вас навсегда утянет в вечность. Быть может, оживят вас через пару сотен лет, но кто вам жизнь на корабле здесь обеспечит?

Надеюсь, вас ещё увидеть, с нами бог. Наука, дьявол, лишь бы кто помог.

Прощайте, капитан ваш корабля, Семён Покровский. Я сделал, всё что смог.

Снимала камера меня ещё. Корабль вышел в зону тихой полосы:

- Огонь, - нажал я на гашетку и в атмосферу капсулы ушли.

На высоте 12 км они раскрыли крылья автоматом. Вот приземлится капсула сейчас, и астронавты вылезут наружу. Попасть могут в жару иль, хуже в стужу. А после в рации услышу грозный крик: «Зачем ты нас сюда послал, старик!»

- Огонь. Огонь, ещё огонь, - вот, капсулам и места в небе мало.

Второй раз я потом ещё зашёл на цель. И каждый раз над ледяной пустыней пролетая, одно я думал только: «Боже мой. Зачем на смерть своих людей я отправляю?»

С последним выстрелом на таймер я поставил. Лёг в капсулу, волнуясь и уснул.

Колония-12, манёвр выполняла. Короткий выстрел – капсула летит. Крик глазом огненным на это смотрит, как будто бы о чём-то говорит.

 Колония-12 путь закончен. Задачи нету, нет на ней людей. Летит она спокойно по орбите и нету никаких других идей.

 

 

Глава 2. 2462 год. Пропавшие дети.

- Послушай, Кристина. Если ты с матерью поссорилась, то можешь пойти собирать саргассы вместе со мной.

Павел готовил свой маленький катамаран, сделанный из двух водяных баков и трубопроводов от капсулы. Он считал себя очень опытным моряком, но отходить далеко от каравана отец ему не разрешал.

Они добывали биомассу из воды корзинами. Странная субстанция, сформированная из местных бактерий. В некоторых местах вода просто кишела ей. И это была единственная еда на Крике.

- А тебе отец разрешит?

- У него сейчас дела, он сказал, я должен работать. А пару рук мне в работе не помещают.

- Так тебе нужны пару рук? Или ты хочешь ко мне подкатить?

 - Мне без разницы. Я и один могу пойти.

Павел стал готовится отчалить от основного корабля.

- Ладно, не дуйся, давай руку.

Дети подняли плетёный из биомассы парус. Но несмотря на свою неказистость, он неплохо работал. Катамаран быстро отошёл от каравана.

Караван состоял из остовов анабиозных камер, переделанных в парусные корабли. Эти камеры проектировались на все случаи жизни. В них было оружие, набор инструментов, разная одежда, запас еды и воды. Даже некоторый запас крепкого алкоголя. Небольшой автомобиль, способный плавать. Набор камер, датчиков. Бортовой компьютер.

Но за 200 лет полёта многое из этого пришло в негодность и астронавты, спустившись на Крик были вынуждены полностью пересмотреть применяемость своих запасов.

Основной расчёт был на то, что снабжение будет с Колонии-12. Но Колония-12 на орбите, а мы здесь. Слава богу на Крике оказалась биомасса.

 Дети забросили неводы для добычи, быстро перебирая верёвку, они вытаскивали снасть из воды, снимали с неё улов и забрасывали снова. Дело привычное, дети весело разговаривали и болтали босыми ногами в воде.

Биомасса представляла собой тонкие зелёные нити, хаотично плавающие везде. Её можно было есть. Не очень вкусно, но питательно. Из неё делали всё. Верёвки, ткань, топливо.

Как только биомассу не называли: копра, пенька, рыжий волос, саргассы, водоросли, глисты. Но ни внешний вид её, ни вкус, от этого не менялись.

Если долго варить, то осадок на дне, выделялся в виде клея, этим клеем можно было проклеивать полотно, сплетённое из биомассы, и оно становилось твёрдым, почти, как конструкция из стеклоткани, только гораздо менее прочная.

Почти весь катамаран Павла, был сделан из этого клея и рыжего волоса.

Караван двигался своим чередом. Они шли по течению вперёд за Солнцем. Иногда они встречали пустые капсулы, что случилось с их обитателями было загадкой. За последние сто лет новых людей они не встречали. Караванщики решили, что они единственные выжившие на этой планете.

Отец Павла всегда говорил: «Держись курса не ниже 50˚ и не выше 60˚ северной широты, и вода тебя сама выведет. Держи Солнце на 45˚ впереди и всё будет пучком!»

Отец Павла был основным штурманом каравана, его дед ещё понял, что уйти можно только по воде. Подходить к берегу опасно. Постоянно движущаяся вода просто перемелет караванщиков в сплошном буруне. Делай по 5 км в день и погода всегда будет ласкова, кроме ураганов, но они редкие гости в этой зоне. А что в других местах нам неведомо.

Обе корзины уже были полные и пора было возвращаться.

В воздухе резко похолодало. Павел посмотрел на горизонт и увидел чёрную тучу.

- Северный ветер усиливается, - сказал он.

Резкий порыв ветра качнул лодку.

- Может успеем вернуться? – девушка взволнованно посмотрела на горизонт, огромная туча, уже закрывала всё небо.

- Не успеем, – Павел стал быстро приматывать парус к мачте.

Он размотал верёвки, привязал их к конструкции и бросил на обе сторону за борт.

Стало очень холодно, и резкие ледяные порывы стали раскачивать их.

- Мне отец про такое рассказывал, нужно привязывать всё, что можешь и стоять на якоре, а то нас унесёт.

Небо сильно потемнело, а потом его разорвало молнией. Караван было уже не видно за стеной дождя. Огромная волна шла прямо на них.

- Держись! – заорал Павел, и они вцепились в мачту.

Кораблик взлетел в небо и бросился вниз.

Паша, со всей силы прижал к себе девушку.

Раздался хлопок, и они увидели оторванный якорный канат.

- Якорь оторвался! – за грохотом волн крика девушки было почти не слышно.

- Вижу. Держись крепче, вторая идёт.

Вторая волна, окутанная падающим снегом, была ещё больше первой. Маленький катамаран взмыл в воздух, перевернулся на гребне и со страшным треском полетел вниз. В этой каше уже сложно было понять, что и где. Павел крепко вцепился в руку девушке и решил, что не отпустит ни за что. Ни её, ни верёвку.

Мощным шлепком волна накрыла их. Вода обжигала тело и неприятно лезла в уши. Звуки стали тяжёлые и густые. Раздался страшный грохот, и всё вокруг осветилось от удара молнии. Тело скривилось в конвульсиях под действием электрического тока, но руки при этом только сильнее сжались. Катамаран всплыл на поверхность и мальчик, судорожно перебирая верёвку стал подниматься наверх.

Как только они вынырнули и вздохнули, новая волна потащила их вперёд.

- Держись через не могу, - крикнул Павел, - Упадёшь – пропадёшь.

Так говорил его отец. Несколько лет назад во время похожего шторма два человека упали за борт, и их больше никогда не видели. Мать Павла в тот день погибла. Она сильно ударилась головой об угол, заметили не сразу. Но спасти её было невозможно.

После её съели. На Крике всё идёт в дело. Здесь такие правила и все к этому привыкли.

Ветер стал стихать, гроза пошла дальше. Волны стали ниже. Павел подтянул девушку повыше, и попытался затолкнуть на палубу.

Кристина смотрела вокруг безразличным взглядом и не понимала, что от неё хотят.

- Залезай, я тебе помогу.

- Ага. Сейчас.

Она поползла по борту, но внезапно ослабла и сползла в воду.

- Не могу. У меня, что-то с ногой.

- Что? – Павел попробовал достать ногу Кристины, но та громко заорала и скривилась от боли. Под водой было видно, что из ноги торчит сломанная кость и течёт кровь красным туманчиком. Видимо катамаран ударил её по ноге во время бури, и в суматохе она даже не заметила этого. Но теперь адреналин прошёл и Кристина была близка к потере сознания. А вот выживет ли она потом, Павел не знал.

- Тебе нужно залезть внутрь, иначе умрёшь, - Павел залез на палубу и за две руки втянул девушку за собой. Раздался громкий крик, и она потеряла сознание.

Павел осмотрел рану. Кровь текла, не переставая и вся нога уже была в крови. Он замотал рану пучком рыжего волоса и накрыл её парусом.

«Пусть поспит немного», - подумал он.

Буря закончилась через пару часов также резко, как и начиналась. Яркое солнце быстро разогрело ледяной воздух. Вокруг, насколько хватало взгляда была вода.

Кристина молчала и не подавала признаков жизни. Мальчик прижался ухом к её губам и услышал еле различимое дыхание.

- Жива.

Судно представляло собой страшное зрелище. Мачта сломана, руль оторвало.

Но нужно было что-то делать. Быстрое течение несло потерпевших в сторону Солнца, и скорость течения росла. Если так дальше продолжится, то их может унести в сторону пустыни, а там на мелководье потоки воды их будут тащить вперёд кувыркая, мешая с грязью и камнями. Выжить там невозможно.

Павел не знал, сколько времени у него осталось, но понимал, что время работает против них. Он огляделся и прикинул, что можно сделать.

Самое ужасное пропал рундук. Там были единственные инструменты сделать новые невозможно. Если только найти пропавшую капсулу, но это скорее удача, чем план.

Кристина. Нужно что-то с ней сделать, но сначала нужно спасти корабль. Не будет корабля, не будет Кристины. А если умрёт Кристина? Если она умрёт, то все равно её не брошу. В конце концов съем. Мать же мы съели. Это было очень вкусно, намного вкуснее биомассы.

Это конец. Мы оба тут умрём. И ничего невозможно сделать.

Он не спал уже много часов и страшно устал. Он прилёг рядом с девушкой и сказал ей:

- Кристина, не бойся. Всё будет хорошо. Просто я очень устал. Я чуть-чуть вздремну, а потом…

Но мальчик не договорил, он провалился в глубокий сон. Солнце вышло из-за тучи и стало тепло, одежда быстро высохла, и жара постепенно нарастала. Их уверенно сносило к экватору в самый Глаз дьявола.

Катамаран стукнулся обо что-то, и дети проснулись. Впервые в жизни они услышали такой звук. Это был шум листвы над головой. Крона дерева закрыла от них Солнце и создало приятную тень. На дереве росли плоды. Катамаран стоял, упершись в заросший деревьями остров и качался на волнах.

Павел сорвал один плод и попробовал укусить. Кожура немного горчила, но совсем не сильно. Под кожурой оказалась белая мякоть. Мальчик откусил её и испытал невероятное чувство. Это было самое вкусное, что он пробовал в жизни. Он сорвал ещё один плод и угостил подругу.

- Что это? – удивилась она.

- Не знаю, но это самое вкусное, что я пробовал в жизни.

- И правда вкусно.

- Чистить надо, - жуя, объяснил Павел.

- А, где мы, – она попыталась оглядеться, и тут же скорчилась от боли.

- Мы на каком-то острове. Но я не знал, что на Крике могут расти деревья. Мне дед рассказывал про деревья, что растут на Земле.

Я помню, как он рассказывал про моего прадеда. Я помню, как прадед вылез из капсулы с моей прабабкой. С ними была ещё вторая пара, Сергей и Маша.

Сергей рассказывал смешные анекдоты. Потом они встретили Петрова с американкой, её звали Сандра.

Я помню, как они садились в такси по дороге к стартовой площадке.

- Паш, сорви ещё пару бананов, - прервала его девушка, - очень вкусные 100 лет их не ела.

- Держи.

- Странно, но я помню бананы. Моя прапрабабка их выращивала на корабле Колония-12. Перед тем, как мы сюда отправились. Мы думали, что найдём здесь счастье. А нашли Крик. Покровский был прав, по-другому это место не назовёшь.

- Стоп. Кристина.

- Что?

- А тебе не кажется странным, что мы поели бананы. Вспомнили, что это бананы, хотя ни разу в жизни их не видели. Вспомнили как их выращивают. Вспомнили Колонию-12. Мне кажется, я сейчас вспомнил вообще всё. Я знаю всё на свете.

- Просто эти бананы вырастил Пилигрим для нас, чтобы попасть внутрь нас. Попав внутрь, он активировал нашу генетическую память, чтобы таким образом начать общение с нами. Он тоже боится пустыни, но не знает как от неё спастись.

Семён Покровский его обнаружил. Пилигрим тогда был в виде зёрнышка крупного и шипастого. Семён носил его в кармане и мечтал вырастить из него дерево. Пилигрим почувствовал это и дал росток. Так они стали жить вместе в симбиозе. Но у Семёна не было ни жены, ни детей. Команда его погибла в первые 10 лет. А больше он никого и не встретил.

Возможно, мы одни остались на этой планете.

Фух. Сама удивляюсь, какой я умной стала от одного банана. Сорви ещё один.

Павел посмотрел на её ногу.

- Тебе нужно вставить кость и зафиксировать. Я сейчас схожу принесу инструменты.

Он сбегал на остров открыл рундук и взял аптечку.

- У Семёна здесь полный порядок. Он надеялся встретить кого-то после себя, но не успел. Они сели на мель и солнце его сожгло, вместе с островом. Остров с трудом спасся от жары, потом его заморозило и так много циклов подряд. Пока он не решил бороться и вот он встретил нас.

- Паша, ты же понимаешь, что это не остров. Это живой организм. Не знаю, как он сюда попал, но он хочет жить. Это не его планета. Я думаю – он случайный пилигрим, как и мы.

Кристина! Мы не просто спасены, мы можем спасти всех на Крике. Но нам нужны будут дети. Иначе наша случайная смерть может всё испортить.

- Что? Прямо сейчас?

 Павел улыбнулся.

- Попозже. Я тут подумал. А ведь нам не нужна аптечка, чтобы тебя вылечить. Всё сделает Пилигрим. Сосредоточься на своей ноге. Представь её во всех деталях и попробуй срастить.

Кристина посмотрела на свою кость и успокоилась.

Медленно кость опустилась и встала на место. Из раны вышла вода и стекла по коже. Рана мягко стала стягиваться и заросла. Кристина улыбнулась Павлу.

- Однако чудно, - сказал Павел, - всего несколько часов назад, я не знал, как тебе помочь, а теперь ты сама себя вылечила. Пилигрим хочет общаться и хочет помочь, а мы в ответ должны теперь защитить его.

Кристина съела ещё один банан, и зажмурила глаза от удовольствия. Потом лицо её стало серьёзным, она посмотрела на Павла:

- Ты хотел меня съесть?

- Что? Когда? Да, вспомнил, но это только если бы ты умерла. Теперь это кажется глупо. Я мог бы отравиться.

- Да нет, я не против. Просто это было неприятно. А ещё ты разглядывал меня.

- А почему ты читаешь мои мысли, а я твои нет?.

- Я великая богиня, а ты мой раб, вот и весь ответ.

Павел сорвал ещё один банан, а на дереве в этот момент выросли несколько яблок и гроздь винограда.

- Я теперь, тоже знаю твои мысли, - сказал Павел откусывая очередное яблоко, - просто Пилигрим тоже нас должен прочитать.

- Странный побочный эффект, - задумалась Кристина, - но нам придётся с этим жить. Ничего не поделаешь.

-  Ты боишься этого?

Она закусила губу и посмотрела на блики солнца в воде:

- Никогда не думала раньше, что здесь не бывает закатов и рассветов. Знаешь, нам деваться некуда. Мы привыкнем знать мысли друг друга, как привыкли жить без закатов. Пойдём осмотрим остров и решим, как нам действовать. Нужно сделать из него приличный корабль, пока нас не снесло в полосу бурь.

Через несколько часов остров обрёл очертания крупного катамарана. Из палубы росло дерево с одним огромным листом, который развернулся и поймал ветер. Второй парус потянулся к носовому дереву. На вершине дерева было уютное гнездо, в котором сидели дети и смотрели вдаль.

- Как ты думаешь, мы найдём караван? – было видно, что она сильно переживает за семью.

Павел обнял её покрепче:

- Обязательно найдём, и очень верю, что не только их. Мы спасём Крик. Теперь с нами Пилигрим.

- Посмотри, какие буруны за кормой!

- Класс!

Кристина вытянулась вверх в струнку и громко прокричала;

- У-у-у-у-у-у-у!

- У-у-у! – повторил Паша, и они засмеялись.

 

Глава 3. 2562 год. Ковчег.

- Друзья мои! – председатель собрания немного волновался. Тысяча пар глаз смотрели на него из зала.

- Я хочу напомнить, для чего мы сегодня собрались.

Ровно сто лет назад мои прабабушка с прадедушкой случайно встретили Пилигрима. Так началась новая веха нашей истории. Благодаря этому событию мы смогли изучить не только сам Крик, но и познали самих себя, познали общество, в котором можно жить без лжи, без голода. Мы живём в мире, в котором все наши знания являются общими.

Мы смогли построить прекрасные живые корабли, которые не бояться ни бури не зноя, ни мороза.

Мы наконец-то изучили тех существ, которых наши предки называли биомассой и рыжим волосом.

Мы совершили кругосветное путешествие вокруг пустыни.

И сейчас я хочу объявить, что планирую остановить этот прекрасный корабль здесь навсегда и создать первую неподвижную базу, которая укрепиться корнями в глубины Крика.

В зале послышался гул.

- Но как ты переживёшь зиму?

- Зиму? Не только зиму, а также и лето со своей сушей, и осень со своими ураганами, и весну со своими айсбергами. Я планирую не просто пережить всё это, а заложить начало нового проекта «Метро».

Помните? В метро всегда хорошая погода.

Пилигрим способен создавать нитевые структуры. И заметьте, после этого покидать их. То есть эти структуры будут полностью, неживыми. Эти структуры можно заполнить грунтом. Это будут прочнейшие блоки. Прочнее стены дамбы на Ниагарском водопаде. С них мы начнём нашу новую жизнь. И если, я сказал, что это метро, то будет и поезд.

Только представьте себе. Сеть подземных тоннелей между заглублёнными станциями. Пилигрим создаёт свою единую сеть. Доступ к металлам, доступ к минералам, доступ к воде, доступ к теплу неограниченны.

Зал разразился аплодисментами.

После выступления. К председателю подошёл человек.

- Михаил!

- Да?

- А вы всерьёз думаете, что этот тоннель метро будет разгонять модули космических кораблей и выводить их на орбиту?

- Ну может не при нашей жизни, но наши дети. Почему, бы и нет.

- Я с вами. Я поставлю базу в 50 км западнее по экватору. Главная наша задача пережить этот год. Тогда в нас все поверят. Мой пилигрим приступит к строительству тоннеля сразу, как только встанем дно.

Крупный парусный корабль шёл полным ходом прямо в сторону солнца, пока грузно не сел на мель. Михаил спрыгнул в лужу осмотрел свой корабль. Дети и жена уплыли на запад. Они сейчас ни в чем не помогут, только компанией. Но рисковать их жизнями он не хотел. Пилигрим сложил паруса и пустил в землю несколько веток корней.

- Началось, - проговорил Михаил и побежал внутрь своего судна.

Тоннель светился флюоресцентным узором. На поверхности стенок пульсировали светящиеся нити. Пилигрим был доволен, он снова соединился сам с собой, не полностью, но всё равно доволен. На полу сидели Михаил и Пётр и любовались своей работой. Конечно, работу они особо не делали, всё выросло само. Но нужно было всё продумать, рассчитать. Ведь никто раньше ничего подобного не делал.

- А ведь мы здесь изолированы, - сказал Пётр.

- Это точно, - ответил Михаил, - главное пилигрима соединили, шанс выжить удвоился.

-  Я про другое.

- Про что?

- Мы можем с пилигримом так жить и на Колонии-12.

- 60 тысяч не смогли бы. Кислорода бы не хватило.

- А человек 20, смогли бы.

- Они бы умерли на корабле от старости.

- Или просто жили бы на нём. Рожали детей, придумывали бы кучу разных штук.

- Может быть, может быть.

- Михаил, вот посмотри, - Пётр придвинулся ближе, - чем наша жизнь отличается от полёта на корабле. Разве тебе никогда не хотелось вернуться обратно на Землю? Посмотреть, как она изменилась за эти годы.

- Все мы хотим вернуться домой. Крик – это пустыня. Снежная, песочная, морская. Но мы можем эту пустыню сделать своим домом. Любимым домом, - Миша улыбнулся, - Мне тут вот что пришло в голову. Помнишь зал, в котором я выступал?

- Ну.

- Я ведь его с Большого театра срисовал.

- Я знаю.

- А теперь это цех по переработке отвала.

- Отвал перерабатывать нужно.

- Нужно. Но я про другое. Пришли люди, им нужен красивый зал и зал появился. Нет людей – нет и зала. Пойми. Дом там, где мы.

- Да. Мы стали симбиотами Пилигрима, и для нас он стал театром, кораблём, станцией метро.

- Ладно, Пётр, пошли. Нужно разработать что-нибудь наподобие дрезины.

- На электричестве?

- Пока ручную. Про электричество я думаю. Ветер, солнце, топливо. Что может жить и работать на Крике.

- Ядерная энергия.

- Пилигрим боится радиации. Он не добудет уран.

- Тогда жидкое топливо, но для начала солнечные кипятильники.

- Да. Сеть станций по экватору будут перенимать пальму первенства и вырабатывать электричество на всё кольцо. Поезда в тоннелях будут возить снег, а солнце его кипятить. Для начала неплохо. Электричество будем тратить не жалея. Осветим яркими огнями все наши станции.

- Так, вот дрезина и выросла. Всё-таки намного быстрее он стал это делать.

- Ну я думаю с ростом он будет это делать ещё быстрее. Поехали.

И они покатили в тоннель на максимальной скорости, на сколько хватало сил разогнаться.

 

Глава 4. 2692 год. Гость.

- Колония-12 – приём.

Василий посмотрел на Сергея в кресле пилота.

Он думал полететь с Анжеликой, но Анжелика, сейчас рожала и никак не могла с ним полететь. Она рожала его сына. На Крике воспоминания более поздние, чем месяц назад - знала вся планета. Здесь нет секретов друг от друга – это невозможно. Никто никого не опекает, есть пилигрим, он ухаживает за детьми и взрослыми, а дети в год знают то же самое, что и взрослые. А взрослый без пилигрима не сможет выжить на Крике.

Но всё-таки рождение ребёнка волновало. Сладкое чувство обхватывало грудь и мешало спокойно дышать. Может это скафандр?

- Искатель-1, слышу вас, приём.

Василий перегнулся к панели.

- Вижу Странника, подхожу на дистанцию стыковки. Приём.

- Поосторожнее там, ребят.

- Принято. Сближение 50 метров. 10, 6, 3, 1, контакт. Мы зацепили Странника, прошу разрешения обследовать объект.

Странника мы заметили полгода назад. Это был абсолютно черный объект, который находился на орбите над Криком. Заметили его совершенно случайно. Когда начали осваивать Колонию-12.

Идея восстановить Колонию-12 была всегда. К тому времени, как мы смогли выйти в космос, от неё остался только остов. Радиация и космическая пыль сделали своё дело. Запасы топлива и кислорода улетучились. Весь пластик рассыпался в пыль, в некоторых местах она просвечивала насквозь.

За 50 лет мы восстановили Колонию-12.

Всё это стало возможным благодаря проекту «Метро». Параллельно системе транспортных тоннелей, вокруг экватора был сформирован вакуумный тоннель, мы назвали его гиперлуп. Этот тоннель стал выстреливать космические модули на орбиту, как пулемёт. А также по гиперлупу можно было очень быстро ездить от станции к станции.

Перед выстрелом в космос, мы дожидались достижения максимальной глубины воды. К станции подходил корабль и пристыковывал трубу к тоннелю гиперлупа. Таким образом точка выстрела поднимается ещё на 500 метров выше.

Снаряд разгоняется на дистанции 1000 км до скорости 6 км/с, разгон плавный, и пассажиры не чувствуют перегрузок. Модули вылетают почти без зазора и поэтому, для дальнейшей сборки системы на орбите необходимый манёвр – минимален.

Так ожила Колония-12.

- Колония-12, я обнаружил что-то похожее на дверь, ставлю шлюзовую камеру. Приём.

- Искатель-1, вы можете убить пилота своими действиями. Приём.

- Колония-12, что мне делать? Приём.

- Искатель-1, просверлите отверстие и возьмите пробу воздуха со Странника. Приём.

Колония-12 стала оплотом нашей уверенности в себе. Теперь мы стали воплощать план возвращения на Землю, но согласится ли пилигрим так разделиться? Одно дело на год. Но на четыреста, на пятьсот лет, он разделиться не согласится.

Дело в том, что Пилигрим – это единое существо. Он неделим. Он может покидать свои структуры, может разделяться на время, но он при этом тянется всегда соединиться в одно целое. Были известны перерывы в год и даже в два. Но тогда мы начинали чувствовать тоску. Тоска проходила, как только Пилигрим снова соединялся с собой.

За эти годы мы настолько с ним срослись, с ним, что появилась довольно стойкая ментальная связь. Мы чувствуем друг друга, как чувствуем свои пальцы на руках.

Мы одеты в живую одежду, которую не надо стирать, шить или вообще снимать. Мы даже в туалет не ходим. Пилигрим утилизует отходы нашей жизнедеятельности качественно и аккуратно. Мы теперь просто не думаем о таких вещах.

Ух ты! Воздух в корабле, почти, как у нас.

- Колония-12, содержание воздуха схоже с нашим, прошу разрешение на взлом. Приём.

- Искатель-1, взлом разрешаю. Василий, поздравляем! Анжелика родила. Мальчик, хотя мы это и так знали. Приём.

- Спасибо. Дверь вскрыта, захожу внутрь. Приём.

Надо же, сын. Это так необычно. Я исследую первый космический корабль чужой цивилизации, а думаю о своём сыне. Необычно.

Здесь очень темно. И никаких звуков. Так звук на максимум. Ничего. Тишина, темнота. Ощущение, что тут никого нету.

Не совсем понятно пользуется ли это существо светом. Что ест, как спит. И куда ходит в туалет.

Вот эта штука похожа на большую кровать.

Василий подошёл к необычному изваянию похожему на саркофаг и открыл верхнюю крышку.

- Колония-12. Я, кажется, нашёл пилота. Приём.

- Как он выглядит.

- Древний, высохший старик. Этот саркофаг долго поддерживал в нём жизнь, но вечно это продолжаться не могло. Он очень похож на человека. Скорее это и есть человек. Прошу разрешение впустить Пилигрима на корабль, для его изучения. Приём.

- Искатель-1. Запускайте Пилигрима. Поздравляю с первым контактом.

Тело Странника частично разложилось. Пилигрим протянул веточку к мумии и её край осыпался.

Да, давно он тут лежит. Пилигрим медленно поглощал Странника.

Когда мы умираем, то Пилигрим поглощает и нас. Как кремация, но более чистая. У нас нет мусора, нет канализации. Всё мы отдаём ему.

Однако, как быстро он научился это делать. Листья обернули тело странника, и оно обваливалось под действием веток. В результате на середине кровати, если это можно назвать кроватью оказался плотный шар из листьев, корней и веток. Шар поднялся вверх и остановился. Он медленно стал разворачиваться. Василий посветил внутрь.

- Колония-12. Внутри Странника обнаружен ребёнок.

- Искатель-1, повторите. Ребёнок?

- Да. Он открыл глаза. Он смотрит на меня. Сдаётся мне, я только, что принял роды у Странницы. Пилигрим уже дал ему ягоду, и он её съел.

- Значит, теперь он знает о нас всё?

Василий сорвал вторую ягоду и съел её. Он посмотрел на улыбающегося Странника.

- Да, Колония-12, и мы теперь знаем о нём тоже всё.

Василий взял на руки ребёнка:

- Всё хорошо, малыш. Тебя здесь никто не обидит.

- Сергей. Возвращайся на Колонию-12, я за тобой на Страннике.

- Вась! Справишься сам?

- Легко. У них интересная система управления.

- На всякий случай скафандр закрой и ребёнку скафандр сделай.

- У него свой есть и получше нашего. Отцепляй шлюзовую камеру, я погнал.

- Удачи!

- Колония-12, я Странник-1, запрашиваю стыковки.

- Стыковку разрешаю, Странник-1. Загоняй в грузовой отсек сразу.

- Принято, Колония-12.

 

Глава 5. 2754 год. Отбытие.

Капитан осмотрел приборную панель Колонии-12.

Вот уже 2 года, как он перестал жить с Пилигримом. Это было умышленное событие. Пилигрим не готов был лететь на Землю, и те, кто готов был рискнуть и отправится на Землю, все должны были отказаться от Пилигрима.

Было странным, но желание слетать на Землю преследовало нас всегда. Та самая тоска по дому. Мы думали, что дети, родившиеся на Крике, забудут эту тоску. Но мы помним всё, и тоску по родине тоже. А когда мы начали восстанавливать Колонию-12, то желание стало раздирать нас всё сильнее и сильнее.

Конечно, сумасшедших готовых отказаться от Пилигрима было мало, но 60 тысяч колонистов набралось. Нас стали называть реставраторами. Мы создали себе одежду из мертвых волокон. И научились грызть рыжий волос, биомассу. Дрянь редкостная, но наши предки благодаря ей выжили, и мы сможем.

В последнее столетие Крик очень развился в области космической гонки. Запасы топлива на орбите стали измеряться миллионами тонн. Но самое главное – это встреча со Странником в 2692 году. Его корабль совершил просто прорыв в области дальних полётов. Дело в том, что Странник прилетел на двух кораблях: основной корабль и танкер.

Танкер – это отдельный корабль с автоматическим управлением. Его задача находиться в непосредственной близости от звезды и извлекать антиматерию из потока частиц, летящих с поверхности звезды.

По сути, танкер представляет собой реактор, который собирает антиматерию силовой ловушкой. Силовое поле изолирует антиматерию от остальных частиц и собирает в шарик.

Уверен, что много дров наломали странники, пока создавали этот танкер. Достаточно одному микрограмму вещества проникнуть в хранилище антивещества и взрыв будет невероятной силы. Водородная бомба покажется петардой.

Не просто так танкер держится от основного корабля на безопасной дистанции. Для передачи топлива на основной корабль используется разгонная турель. Шарик с силовым полем, выстреливается в сторону корабля, а там улавливается. Кстати, улавливатель может также ловить и мелкий космический мусор.

По мере необходимости танкер отправляет антиматерию кораблю выстреливая её внутри силового шара.

Но самое сильное развитие мы получили благодаря живому Страннику. Он, хоть и пришел к нам ребёнком, но всё равно передал огромную базу данных. О себе, о своей планете, о своём народе.

Оказывается, странники, также, как и мы ищут ответ на вопрос своего происхождения в этом мире. Они также не понимают почему они живут, и кто их создал. Почти тысячу лет они потратили на попытки создания искусственного интеллекта, но вышло, лишь подражание. Однако их алгоритмы ушли далеко от наших. Их роботы умели чинить и воспроизводить себе подобных. Они быстро адаптировались к задачам и даже могли себя усовершенствовать.

Но тот факт, что они никак не отреагировали на появление на их корабле Василия, говорит о том, что у них не было задачи охранять корабль. Проникновение на корабль – было немыслимым.

Гоз, так Странник назвал себя, прожил у нас 90 лет. Он стал наполовину человек, наполовину Странник. Но его тянуло домой, к своим. Мы помогли ему восстановить корабль и попрощались. Его отлёт был очень заметный. Как будто часть души люди вырвали из сердца и отправили в бездну.

Он привык к Пилигриму, но перед отлётом он отказался от него. Пилигрим никуда лететь не хотел.

Вот теперь и мы покидаем Пилигрима и Крик.

Наше общество не похоже на общество людей Земли. У нас не бывает войн, драк, даже просто конфликтов. Мы очень тонко друг друга чувствуем. Мы всегда знаем, кому из нас нужна помощь, а главное какая. Смерть каждого из нас ощущается всем населением Крика. Но мы не чувствуем, что человек нас покинул. Его память, его эмоции навсегда остаются с нами.

У нас нет ревности, нет измен. Каждый житель Крика является продолжением каждого, как будто – это твоя правая рука. Правая рука не может изменить с левой.

У нас не хоронят. Мёртвых забирает Пилигрим.

У нас нет болезней. Травмы мы лечим изучая себя. Нет некрасивых людей. Свой вид ты можешь поменять в любой момент. Нам даже не нужны зеркала, каждый хорошо знает, как он выглядит со стороны.

Мы отправляемся, нас впереди ждут 200 лет полёта к родной земле. Мы проведём это время в анабиозных капсулах. Капсулы мы очень сильно доработали. Наших предки – просто вёдрами пользовались по сравнению с нами.

Не надо вставлять никакие трубки в рот, в вены и во все остальные отверстия, никакой медицинской подготовки, просто ныряешь и всё. Мечта.

Пульт управления Колонией-12. Мы никогда не подписывали рычаги управления. Абсолютная память, заменяла все надписи. Но теперь мы летим без Пилигрима, и, возможно, через 200 лет забудем, что к чему. И мы подписали все приборы и кнопки. Составили инструкцию, первую на Крике инструкцию.

Снова собрались 60 000 колонистов в идеальном круге Колонии-12.

Мне осталось нажать на кнопку с подписью «СТАРТ», и вперёд.

Ну что? Стартуем?

Пять, четыре, три, два, один. Поехали!

 

Глава 6. 2967 год. Земля в иллюминаторе.

Я проснулся. Ноги не слушаются. На капитанском мостике вакуум.

В моей капсуле вроде всё в порядке. Хочу пить. Невесомость. Почему?

Я залетаю в скафандр и иду на мостик. Через огромную дыру в обшивке видно полуразрушенную Колонию-12. Капсулы разрушили идеальный круг, и намотались на основной корпус. Это провал.

Справа синеет Земля. Как мы вообще в неё попали? Случайность. Одна на миллиард миллиардов. Или автоматика, всё-таки справилась.

Возможно, в Колонию-12 попал метеорит. Очень большой и куча маленьких. Кислорода осталось на 18 часов. Потом я умру.

Не думал, что придётся самому пережить дилемму Покровского. Но решение, как всегда, одно. Сбросить все капсулы на Землю, и отстрелить свою в авторежиме. По крайней мере это не Крик, с его безжизненной пустыней, это Земля. Здесь мы легко выживем даже без Пилигрима. Земляне нам помогут, а мы поделимся с ними своими технологиями. Странно я говорю, ведь мы и есть земляне, просто долго нас тут не было.

– Здравствуй, Земля. Мы идём домой. Огонь!

 

Глава 7. 2967 год. Беглянка.

Лариса бежала вперёд, не разбирая дороги. Случайная ветка сильно ударила её по лицу и оставила глубокую царапину. Но сейчас у неё было такое состояние, что даже если бы ей ветка глаз выбила, то она бы этого не заметила.

Страх гнал её вперёд, неважно куда, главное уйти от них.

Между кронами деревьев, легко маневрируя за ней летел дрон. Оператор на экране с любопытством рассматривал бегущую женщину.

- Скорость 16 км/час, а она неплоха, - солдат потянулся за кружкой кофе.

- Давай, добивай и переключайся на 17 участок, - второй оператор, сегодня явно был в плохом настроении после разгона от начальства.

- Сейчас, погоди.

Лариса остановилась и оглянулась назад. Вокруг никого не было. Деревья сплошной стеной стояли вокруг. В воздухе возникла серая линия и в районе живота возникло странное ощущение. Страшная сила толкнула её и отбросила к дереву. За деревьями прозвучал звук выстрела.

Лариса опустила глаза, и увидела огромную дыру с правой стороны от живота. Она не могла поверить, что это её тело. Ноги были выгнуты в сторону в неестественной позе.

Во рту появился привкус металла, стало нестерпимо душно и нечем дышать, в глазах появилась неприятная боль.

- Бум! – воскликнул оператор, - Как тебе, девочка, моя двадцатимиллиметровая пушечка? Не благодари, я знал, что тебе понравится.

- Ты можешь заглохнуть и работать уже? – крикнул второй оператор.

- Да, ладно не ори, уже поставил на возврат. Что тут у тебя?

- Работа! - второй оператор, явно был не в духе, - надо заряд поставить вот сюда.

Он показал на мониторе щель в земле.

- Хорошо, сейчас сделаю. Просканируй катакомбу пока.

- Не могу, меня там два раза уже вальнули.

- Ну, бомба, так бомба. Едет уже. Пойду ещё кофейка пока налью.

 

Лариса лежала в кустах малины и умирала. Ветки опутали её так, что она не могла пошевелиться. Красная спелая ягода касалась губы. Ларисе очень захотелось её съесть. Она открыла рот и с блаженством раздавила спелую мякоть языком. Как в детстве.

Последние воспоминания проносились перед глазами. Она вспоминала себя в молодости, вспоминала брата, мать, отца. И тут она вспомнила, как её рожала мать. Со всеми подробностями.

Она почувствовала, что с ней случилось. В неё попал снаряд 20 мм выпущенный из дрона. У неё разорван кишечник, треснут позвоночник, не хватает части тазовой кости. И если это не исправить сейчас, то она умрёт.

- Лариса! – услышала она добрый голос сверху.

Рядом с ней стоял высокий человек и смотрел на неё.

- Лариса, послушай меня. Ты знаешь, что нужно сделать. Ты должна восстановить себя, пока ещё можешь.

Лариса, вдруг осознала полностью, как устроено её тело, и как его нужно лечить. Невероятная уверенность наполнила её. Все клетки организма бросились на борьбу со смертью. Рана затянулась, фрагменты снаряда вылезли на поверхность и сползли в сторону.

- Потрясающе, - сказала Лариса.

Куст сформировался в довольно уютную кровать. Листья впитали всю кровь, а на ветке появилось яблоко. Девушка съела его и уснула. Уснула так, как никогда раньше не спала.

 

Глава 8. 2967 год. Дом, родной дом.

  • Виктор, а расскажи о себе, - Лариса сидела на импровизированном стуле, поджав ноги и ела банан.
  • Ну. Ты и так всё знаешь. Колонию-12 пробил метеорит. Мы чудом выжили. Во время сброса капсул, мы попали под атаку местного ПВО. О такой проблеме мы просто не подумали. Откуда нам было знать, что родная Земля встретит нас не как героев, а как врагов.

Я не знаю, выжил ли кто-нибудь ещё. Мою капсулу сбили почти у самой земли, но она смогла совершить посадку.

Жаль. Что я не смог спасти остальных из моей группы. Я их похоронил. А потом из могилы появился росток.

Пилигрим, всё-таки не оставил нас одних. Но он утверждает, что это семечко было одно, и оно почти умерло. Теперь он очень хочет вернуться к себе и соединиться, а его желания это и мои желания.

А потом мы нашли тебя. Из твоей крови мы узнали, что на Земле случилась ядерная война. Уже 15-я по счёту из крупных, и бесконечное число мелких.

Население Земли 522 201 156 человек. Это примерно. Когда мы улетали – их было больше 25 миллиардов. Мы думали, после ядерной войны – никого в живых не останется. Но человек ко всему привыкает.

Войну ведут роботы, которых направляют люди. Было бы здорово, если бы они людей при этом не трогали.

Ваши гены мутировали. Вы стали переносить радиацию, пьёте воду, которая убила бы жителя 20 века.

Жизнь, не стоит на месте.

А я очень хочу вернуться на Крик. Я чувствую себя здесь чужим. Но не знаю, как это сделать.

Виктор сел и задумался. Лариса подошла к нему и положила руку на плечо.

- Помоги мне победить в войне, а я помогу вам вернуться на Крик.

- Воевать? Но как? Мы уже 900 лет не воевали. Мы не приемлем насилие. На Крике нас везде ждала смерть, потому мы и держались друг за друга, помогали друг другу. Причинить боль другому для нас – это, как укусить себя за руку. А здесь – сплошная ненависть друг к другу. Вы мечтаете убить другого человека и даже поёте про это песни.

- Я воевала всю жизнь. Я ненавижу войну. Я хочу её прекратить. И теперь я понимаю, как это можно сделать.

Яркая вспышка осветила всё вокруг и страшный грохот прокатился по вершинам деревьев.

Пилигрим раскрыл пласт земли.

- Ещё одну бахнули, - прокричала Лариса, - Быстро под землю!

Они прыгнули в тоннель и пласт земли за ними захлопнулся. По лесу прокатилась волна, сжигающая и выворачивающая с корнем деревья. Огромная туча пыли и пепла поднялась к небу.

Виктор сидел на полу тоннеля и держался руками за голову.

- В первый раз?

Виктор посмотрел в конец тоннеля, который уверенно рос по направлению на запад:

- Это был ядерный взрыв?

Лариса кивнула.

- А зачем они её взорвали?

- Не могли добраться до штаба сопротивления, - лицо её стало жёстким, глаза блеснули слезой, - теперь добрались. Суки!

- Каждый раз, когда гибнет часть Пилигрима, я это чувствую. Его боль, также и моя.

- Твой Пилигрим с ростом начинает строить тоннели быстрее.

- Да на Крике, последний участок тоннелей он строил со скоростью 2 км в час, но сейчас он, хоть и не такой большой, а строит гораздо быстрее.

Лариса загадочно посмотрела на Виктора.

- На Крике вы ему не ставили боевую задачу.

- Пилигрим не будет убивать.

- А нам и не надо. Мы просто познакомим его с несколькими людьми и так у нас кончатся враги.

 

Оператор стоял возле кофе-машины и наливал в ёмкость воду.

Лариса тихо подошла сзади всадила нож в его шею. Кровь струёй полилась из-под лезвия.

- Здравствуй, малыш! – Лариса в упор смотрела на оператора, - это ведь ты в меня стрелял из своей двадцатимиллиметровой пушечки?

Виктор подбежал сзади:

- Ты обещала, что не будешь убивать.

- Извини, не сдержалась, больше не буду.

- Но ему нужно помочь, он сейчас умрёт.

Лариса всадила нож по самую рукоятку в глаз оператору, тот дёрнулся и перестал двигаться.

- Помогла, чем смогла.

- Но так нельзя делать.

- А кто мне помешает? – она вытащила из кобуры пистолет и направила его под ноги Виктору, - Может, ты?

- Я.

Лариса замерла и не смогла пошевелиться. Её одежда раскрылась листьями и превратилась в куст. Нож и пистолет в руках пустили ростки и растворились. Исчезло тело мёртвого оператора и кофе-машина. Дверь в туалет треснула и её обломки исчезли в листьях Пилигрима.

Второй оператор лежал на полу туалета закрыв голову руками.

- Вставай, - сказал Виктор.

Оператор встал.

- Как тебя зовут?

- Милан.

- Съешь яблочко, Милан.

Куст отпустил Ларису. Она посмотрела на Виктора, в глазах читался страх и в тоже время восхищение.

- Добром, - сказал Виктор, - только добром. Познакомься со своим новым лучшим другом. Лариса – это Милан. Милан – это Лариса.

 

Глава 9. 2968 год. И снова, здравствуйте.

Президент сидел в огромном кожаном кресле и смотрел в монитор. Он не работал, он просто смотрел. Он устал. Война сильно изматывает, особенно бесполезная война.

Хочется всех послать, как можно дальше, забиться в угол и уснуть, как в детстве. Уснуть в первый раз в жизни, не думая о своей безопасности. Хочется хоть раз спокойно поесть, не дожидаясь анализа того, что тебе положили в тарелку.

До первой ядерной бомбардировки, люди были уверенны, что война будет длится пару минут. Закрыл глаза и тебя нету. Всё просто. Но как они были не правы. Почти 800 лет мы воюем ядерным оружием, и не только не захватили мир, а наоборот, потеряли, то, что у нас было.

Ядерное оружие стало привычным инструментом. Сейчас любой фермер может себе собрать ранцевый заряд и принести куда угодно.

Раньше президенты стран летали на самолётах, и не боялись. Странные были люди и счастливые. Только не понимали своего счастья.

Я случайно стал президентом, повезло просто. Моему предшественнику принесли под двери бункера ядерный заряд. Заряд президента не убил, но обрушил тоннель эвакуации. Когда я до него добрался, то он был еле живой. Помню он сказал мне:

- Джон. Я ненавижу эту войну. Я ненавижу эту страну.

И умер.

Было время, когда спутниковая система отслеживала радиацию и заводы по производству оружия можно было уничтожать точечными ядерными ударами. А потом мы случайно раскололи Европу в буквальном смысле слова. Трещина была в 500 км и началась знаменитая 100-летняя зима. Теперь спутников нет. Да и ПВО начали работать гораздо выше. Спутник теперь не запустишь.

Год назад, даже массовую атаку инопланетян отбили. А может, они нам хотели помочь? Нет ну серьёзно. Пришли бы, то есть прилетели бы и всё бы разрули. Сами мы, боюсь никогда не справимся. Зря мы их сбили. Надо было парочку кораблей не трогать. Они были похожи на людей.

Хотя кто его знает, что они там задумали. Поймают, будут в зад разные приборы вставлять, а потом сами в тебя вселяться и начнут всех убивать. Спать хочу. Последнее время постоянно. Давно солнца не видел, а хочется.

Мать сегодня приснилась. Я еду на лифте, открываются двери, а она стоит. Смотрит на меня. Яблоко протягивает: «На, говорит, съешь, сынок». Давно не видел яблок. Даже захотелось попробовать.

Надо идти. Сегодня ещё запись в студии, «Обращение к войскам». Опять эту форму радиационной защиты одевать. Неправда, конечно, но многие верят, что я прямо с мыса президента к ним обращаюсь. И не боюсь крылатых ракет. А каждый раз прилетает, от мыса почти ничего не осталось. Но это всё кино. Правда история в нём настоящая.

Президент встал и открыл шкаф. Сразу в кабинет вошёл охранник и помог ему одеть пальто.

И ещё меня бесит эта постоянная слежка за мной. Всё равно они меня не спасут от вторжения. Но каждый, шаг. В ванной, в туалете, в кровати – везде за мной следят. И похоже не только мои охранники.

Президент оделся и увидел на груди охранника значок Геноцида.

Зачем он это нацепил себе. Ему же наплевать на этот Геноцид. Так пару раз погрустил, подумав об этом и забыл. Вот спроси его, он же ничего об этом не знает.

Они вышли в коридор, где их ждали ещё два охранника, и направились к лифту.

Охранник нажал на кнопку 11 уровня, и лифт плавно поехал. Президент упёрся взглядом в значок охранника.

- Что это у тебя? – спросил президент.

Охранник смутился, а потом гордо поднял голову и ответил:

- Это символ того, что я помню, скорблю, и искренне верю, что это никогда больше не повториться.

- Сними это немедленно.

- Но. Господин президент… - огромный, сильный охранник превратился в обиженного школьника.

- Снимай, я сказал. И давай сюда.

Охранник снял значок и протянул его президенту.

- Прицепи, мне на пальто.

- Что? – охранник явно не ожидал такого поворота.

- Вот сюда цепляй, давай быстрее.

Лицо охранника осветилось улыбкой:

- Я могу дать другой, - быстро сказал он.

- Нет. Я хочу твой.

Охранник прицепил значок на пальто президента.

- Давай второй, я тебе прицеплю.

Президент прицепил значок на форму охранника.

- Теперь мы с тобой, как братья. Понял? – президент смотрел с серьёзным видом в глаза парню, - ты прыгнешь, и я прыгну.

Охранник кивнул.

Лифт остановился и двери странно изогнулись. Такого президент никогда не видел. Они провернулись, и вытолкнули президента наружу, а при этом охранники остались в кабине лифта.

«Надо проснуться», - подумал президент, - «Хотя, нет. Может мать опять увижу. Досмотрю, чем кончится».

Перед президентом стояли Лариса и Виктор:

- И снова здравствуйте, господин президент! – рассмеялась девушка, - Понравился вам наш лифт? Как доехали.

- Это не сон? – президент откровенно не понимал, что происходит.

- Может и сон, откуда мне знать. Может вся наша жизнь сон. Съешьте яблочко и это сильно ускорит наше объяснение.

- Яблоко. Яблоко. Я так и знал. Мать не просто так приходила. Вы хотите меня отравить?

- Вы думаете, я пришла сюда с пистолетом и хочу вас отравить? – Лариса улыбнулась широкой белозубой улыбкой. Таких зубов президент давно не видел, они как из старых фильмов, - У меня в распоряжении сотня способов вас убить и некоторые я даже обдумывала, но Виктор мне не разрешает убивать. И теперь мы всё решаем только добром. Ешьте, ничего не бойтесь.

- Вот так? Без анализа на вредные вещества и радиацию, - президент некоторое время колебался.

Он взял в руки яблоко и покрутил в руках. Лариса заметила на его пальто значок Геноцида и одобрительно кивнула.

Яблоко было красное и невероятно красивое. Оно пахло яблоком. Президент не знал откуда, но он узнал этот запах. Он закрыл глаза и откусил…

Ничего вкуснее он в своей жизни не пробовал…

 

Глава 10. 2982 год. Прощай Земля.

Лариса и Виктор стояли возле стартовой площадки и прощались.

- Ты точно не хочешь с нами полететь?

Лариса опустила глаза.

- Нет. У меня тут полно дел. Я знаю, что тысячу лет назад были страны, в которых по сто лет не было войны. Классное было время. Я хочу сделать для своей страны тоже самое. Пусть для этого придётся стереть с лица Земли остальные народы.

Взгляд Ларисы стал твёрдым и прямым. Виктор посмотрел на неё и понял. Если мы решим исследовать другие миры, то корабль нужно будет оборудовать мощной энергетической защитой от любого оружия. И убираться нужно побыстрее, пока земляне не решили снова, что мы их враги. Откуда такая злоба между людьми на моей родной планете?

Лариса прочитала его мысли.

- Да, нам землянам ещё многому нужно научиться. Позвони, как долетишь.

- Я не доживу до конца полёта, - Виктор грустно посмотрел на неё.

Жителей Земли готовых отправиться на Крик собралось около 10 тысяч, а точнее 10 121 человек. Они забирают с собой Пилигрима и решили не ложиться спать в анабиозные камеры, а жить на корабле своей жизнью. Ухаживать за ним и считать своим домом. Только их правнуки долетят до Крика. Но энтузиастов это не останавливало. Колония-12 была полностью переработана на новые технологии. Это уже был не просто космический корабль. Это был мир, в котором было всё.

- Я знаю, - у Ларисы блеснула слеза в глазу, - Я тоже не доживу. Так сказала. Давай, не трави мне душу иди. Лети к себе домой.

Виктор притянул её к себе, и они поцеловались.

- Прощай.

Светящаяся точка появилась над горизонтом и быстро стала подниматься вверх. Какое-то время её можно было наблюдать, но вскоре она слилась со звёздным небом.

 

Глава 11. 3011 год. Полёт длиною в жизнь.

Борис сидел за панелью управления Колонией-12 и увлечённо играл в компьютерную игру. Игра была на тему космоса. Борис управлял торговым кораблём, который летал между галактиками, торговал, воевал. Игрушка сделана красиво, весело. Это была работа его отца. Отец не знал, чем заняться во время полёта и создал этот шедевр.

На экране появилась точка. На встречу кораблю летела пылинка. Вес 5 грамм, скорость 80 км/с. Вот такие маленькие пылинки и разрушали Колонию-12 на протяжении веков.

Борис оживился, сохранился на всякий случай в игре и включил силовую ловушку. Через три часа пылинка лежала на столе, и Маша её изучала в микроскоп.

- Надо же, - сказала она, - чистый вольфрам, никаких признаков коррозии. Он расколот.

- Чем, интересно? – спросил Борис, чисто для поддержания разговора, а сам в это время погрузился в игру.

- А ты не хотел бы заняться чем-нибудь более полезным?

Машу бесило, когда люди бесцельно убивают время.

- Я не могу, я на посту. Только что спас корабль от столкновения с огромным астероидом.

- Ну ты мог бы придумать, что можно сделать полезного для всей Колонии.

- Я уже придумал, но мне не верят, что всё получится.

- Ты про ту идею, которую подсмотрел в своей игрушке.

- Идея хорошая.

- Ну ты можешь случайно убить всех нас. Антиматерия – очень опасна. Двигатель на антиматерии – это ещё понятно, и то. А сделать солнце из антиматерии – это перебор. Кроме того, твой астероид может треснуть под своим весом. Непонятно, как ты собрался чинить солнце. И самое главное, если твоё светило бабахнет, то всё человечество исчезнет, по крайней мере те, что будут на твоём астероиде.

- И тем не менее, я хочу попробовать. Пилигрим скоро достроит Ловителя-1. Как только найдём подходящий астероид, то я заберу его, обустрою. И приглашу вас в гости.

- Приглашение на смерть. Трудно представить, что найдутся пара смертников, готовых полететь с тобой.

- А ты со мной полетишь? – Борис заглянул ей в глаза.

- С тобой? – Маша замолчала и задумалась, - На астероид, чтобы сделать из него маленький рай, с солнцем, морем, лесом. Ветром и уютным домиком. Там может пойти дождь и солнце будет светить, почти по-настоящему.

- Там каждый может построить себе домик и будем ходить в гости. И угощать друг друга всякой вкуснятиной, выращенной в огороде.

- А потом, хлоп! – Маша ударила в ладоши, - и пустота, и нас больше нет.

- А может и не хлоп, - парень обнял её.

Она повернула к нему лицо:

- Я полечу с тобой, даже если случится, хлоп. Твой астероид, это, пожалуй, единственное место, куда мы успеем долететь.

 

Глава 12. 3243 год. Возвращение пилигрима.

- Колония-12, это Искатель-706, доложите, как слышно?

- Искатель-706, слышу вас хорошо.

- Колония-12, доложите, в каком вы состоянии и что у вас на борту.

- Состояние отличное, на борту 429 159 пассажиров. С нами Пилигрим. Мы соскучились по дому. Мы везём растения с Земли, они здесь хорошо разрослись. Есть собаки и птицы, после общения с Пилигримом они стали очень умные, это даже пугает.

- Колония-12, мы ждали вас. Вас не было больше 400 лет. Добро пожаловать домой.

- Искатель-706, мы наблюдаем вращение планеты. Что произошло?

- Мы терраформировали Крик. Теперь здесь есть день и ночь. Температура успокоилась на более умеренных отметках. Океан обрёл почти постоянные берега. По сравнению с тем, что здесь было 500 лет назад – это рай.

- Но как вам это удалось?

- Готовьтесь к стыковке Колония-12, скоро сами всё узнаете.

- Искатель-706, мы тоже смогли терраформировать астероид. Мы назвали его Гея, как Землю. Он может путешествовать между звёздами. Он диаметром 125 км. Мы его сделали пустым внутри, укрепили. Сам корабль снаружи, а внутри сферы есть всё. Там есть море и реки, леса и поля. Вода фильтруется естественным образом через дождь.

Атмосферу внутри маршевый двигатель с силовой ловушкой, он же является светилом в этом раю. Есть смена дня и ночи. По тоннелям можно проходить на внешнюю сторону и любоваться звёздами.

Примерно 2 миллиона человек живут сейчас на Гее. Через 23 года они должны добраться до нас сюда.

У нас в планах есть желание отправиться к Гозу на его планету, и посмотреть, как там живут странники. Пилигрим уже готов путешествовать и готов делиться. И мы больше не будем пользоваться анабиозом, мы научились жить в космосе. Пойманные кометы и астероиды обеспечивают нас всем необходимым, а танкер летает между звёздами в 25 раз быстрее нас. Уже больше 50 лет наш танкер пасётся на Зета-7 и уже отправил несколько посылок нам и на Гею.

- И как вам это удалось?

- Готовьтесь к стыковке Искатель-706, скоро сами всё узнаете.

- Колония-12, мы смогли прочитать до конца код ДНК и переселить разум в суррогатное тело.

- А мы создали искусственный интеллект. Настоящий.

- Вот в это не верю. Колония-12, начинаю сближение дистанция 100 метров.

- Искатель-706, расслабьтесь. Мы вас уже держим лучом, сейчас будет мягкая стыковка.

- Колония-12, я чувствую, вам много что есть рассказать.

- И не сомневайтесь. Контакт!

 

 

7 февраля 2024 года

Арсеньев Илья

 

 

 

 

Оглавление

Глава 1. 2359 год. Дом, новый дом. 1

Глава 2. 2462 год. Пропавшие дети. 4

Глава 3. 2562 год. Ковчег. 13

Глава 4. 2692 год. Гость. 16

Глава 5. 2754 год. Отбытие. 20

Глава 6. 2967 год. Земля в иллюминаторе. 23

Глава 7. 2967 год. Беглянка. 23

Глава 8. 2967 год. Дом, родной дом. 25

Глава 9. 2968 год. И снова, здравствуйте. 28

Глава 10. 2982 год. Прощай Земля. 31

Глава 11. 3011 год. Полёт длиною в жизнь. 32

Глава 12. 3243 год. Возвращение пилигрима. 34

 

 

 

+1
0
-1

Комментарии

Аватар пользователя Иван Корнилов

Интересное произведение.
И любопытно сравнить его с "Иклоной".
Конечно, планета Иклона — как бы единое существо (разум планеты неотделим от самой планеты), а в «Фруктах памяти» есть планета Крик и есть Пилигрим — но они же оказались очень тесно связаны. И потому, на мой взгляд, у Крика явная параллель с Иклоной, проявляющаяся прежде всего в том, что познание планеты прямо связано с познанием мироздания, жизни вообще. Причём в обоих произведениях одно из основных средств такого познания — способность читать мысли других людей, вообще узнавать о них что угодно. Но Иклона даёт такую способность своим, избранным, тем самым ставя их в очень выгодное положение по сравнению с теми, кто чужой для планеты. У вас иначе: все знают всё про всех. А это в самом деле хорошо, как вы думаете?

+1
0
-1

Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows

Аватар пользователя Арсеньев Илья

То что люди знают друг о друге всё - это не хорошо и не плохо. Это данность. Они не могут выбирать, они живут так. Но это на них сильно влияет. Самое главное - это неспособность причинять зло друг другу. И неспособность быть одинокими. Конечно это уже не совсем люди в привычном понимании.

+1
0
-1
Аватар пользователя Иван Корнилов

Но сначала это ведь отнюдь не было для них данностью, а появилось по ходу повествования. Вот я и задался вопросом: лучше или хуже им от этого стало? Впрочем, там условия, резко отличающиеся от наших. А вот если бы мы сейчас научились всё знать друг про друга, то лучше стало бы или хуже?

+1
0
-1

Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows

Аватар пользователя Арсеньев Илья

Нет. Люди бы сходили с ума от такого, но через несколько сотен лет привыкли бы.
В моей истории люди были на грани вымирания и это на них спустилось, как благо.
А сытый человек не сможет разом это принять, по крайней мере не каждый. Все пароли, банковские счета, преступления вскроются. Начнутся массовые случаи самосуда.
Теологические споры выйдут на новый уровень. Супружеские пары будут распадаться. Власть потеряет авторитет. Но также войны могут прекратиться. Личная охрана может казнить своего президента или другого человека ответственного за войну, за беспредел.
На фоне этого может разразится ядерная война.
Человечество будет бурлить пока не сменятся несколько поколений.
А потом, те, кто выживут - привыкнут.

+1
0
-1
Аватар пользователя Иван Корнилов

Это же кошмар, антиутопия. И первое, о чём в такой ситуации озаботятся люди, - создание защиты от пролезания в чужие мысли.

+1
0
-1

Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows

Аватар пользователя Кропус

У Рыбакова в "Вода и кораблики" есть отдалённо похожая ситуация, правда данная в ретроспективе. Там новое поколение вдруг поголовно сделалось телепатами. (Причины объяснены). Как я понял, в начале был ужас и кошмар, для старого поколения, но в глобальной перспективе всё стало очень хорошо. И психология таких телепатов которые ничего не могут друг от друга скрыть дана очень хорошо. Главный герой астронавт вернувшийся благодаря эффекту Эйнштейна через несколько поколений. Его реакция на ситуацию и поступки тоже выписаны отлично.

+1
0
-1
Аватар пользователя Иван Корнилов

Надо будет прочесть,как время будет. Я сейчас только немного просмотрел - и с ходу не уяснил, как там решается проблема (та, от которой "ужас и кошмар, для старого поколения").

+1
0
-1

Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows

Аватар пользователя Кропус

1. Проблема решается полным принятием людьми себя и друг друга. Но там уже несколько поколений сменилось и всё устаканилось. А вот герою всё это даётся очень нелегко, более того телепатам очень не легко даётся принятие его - не телепата. Они там с горяча едва ему психику не скорректировали. Но в конечном итоге концов обе стороны учатся, и первый шаг сделан. Вообще, по-моему, эта небольшая повесть - шедевр.
2. У Пола Андерсона в "Конце пути" вариант похуже: там два телепата встретившись разбегаются друг от друга в ужасе. Но мне кажется, прояви они побольше терпимости, то они смогли бы друг друга принять, пусть и не сразу. Можно же было например сперва пару минут в день общаться, потом увеличить время.
Хотя, может я и излишне оптимистичен, видимо это зависит от самих личностей.
3. У Иара Эльтерруса в цикле "Серебряный ветер" все члены ордена оарн обсалютные телепаты. Они не просто прямые мысли читают, но могут просканировать память. Способности не врождённые, они их при вступлении в орден получают. Но тут уже другая психология: психика трансформируется при посвящении. Там есть предварительный отбор для тех кто к такой трансформации способен, иначе сумасшествие. Но от остальной галактики эта способность тщательно скрывается. Причины, думаю, понятны.

+1
0
-1
Аватар пользователя Иван Корнилов

Прочёл. По-моему, "Вода и кораблики" - самая что ни на есть антиутопия. Потому что право человека иметь свои тайны - обязательное условие самого существования личности.

+1
0
-1

Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows

Аватар пользователя Кропус

Что-то не заметил, что они там несчастные. Вы судите с позиций нашей психики - не телепатов. А у них уже другая психология. Да, нам в их мире делать нечего. Но сами они живут очень даже неплохо.

+1
0
-1
Аватар пользователя Иван Корнилов

Но "их мир" - это вообще-то наш мир, наша планета. Если бы была другая, то понятно - речь о другом виде разумных существ, а у них своя жизнь. Но тут показан вариант нашего будущего, а потому закономерен вопрос: хорошее это будущее или нет. На мой взгляд - ужасное. Тут совсем не то же, что в "Иклоне". Там планета решает, кому что знать про других, а вообще тайны у людей есть. А в "Воде и корабликах" нечто совсем иное; тут такое подчинение личности обществу, что ефремовские ПНОИ и РТИ по сравнению с этим - ерунда. Не зря, наверное, переход к "телепатическому обществу" показан у Рыбакова как результат стечения обстоятельств, а отнюдь не свободного выбора человечества. Собственно, во "Фруктах памяти" по сути то же.

+1
0
-1

Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows

Аватар пользователя Кропус

Да не похоже, что они так уж это самому обществу подчиняются. Тут скорее полное принятие людьми себя и друг друга, со всеми достоинствами и недостатками.

+1
0
-1
Аватар пользователя Иван Корнилов

Вопрос в том, действительно ли люди могут вырастать такими хорошими и самостоятельными, какими они показаны в этой повести, если их мышление и память с раннего детства - проходной двор, куда заглядывают все кому не лень. К примеру, у меня каких только фантазий не бывало в детстве - и представляю, что было бы, если бы всякий мог их видеть и оценивать, ничего в них не соображая. Да тогда вообще страшно было бы мыслить сколь-нибудь нестандартно. Всё-таки развитие личности - процесс очень тонкий, он отнюдь не полностью связан с общением, тут обязательно нужно какое-то закрытое от всех внутреннее пространство, где можно что-то обдумать наедине с собой. Без этого муравейник получится, где все мыслят одинаково.

+1
0
-1

Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows